Вторник, 17 апреля

Деян 7, 51-59; Пс 31; Ин 6, 30-35

 

В то время: Стефан сказал народу, старейшинам и книжникам: Непокорные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы, вы, которые приняли закон при служении Ангелов и не сохранили. Слушая сие, они рвались сердцами своими и скрежетали на него зубами. Стефан же, будучи исполнен Духа Святого, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога. И сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога, но они, закричав громким голосом, затыкали уши свои, и единодушно устремились на него. И, выведя за город, стали побивать его камнями. Свидетели же положили свои одежды у ног юноши, именем Савла. И побивали камнями Стефана, который молился и говорил: Господи Иисусе! приими дух мой. Савл же одобрял убиение его. Деян 7, 51-59

 

ОТВЕТНЫЙ ПСАЛОМ Пс 31

Припев: В руки Твои, Боже, предаю дух мой.

Будь мне каменною твердынею, *

домом прибежища, чтобы спасти меня.

Ибо Ты каменная гора моя и ограда моя; *

ради имени Твоего води меня и управляй мною.

В Твою руку предаю дух мой; *

Ты избавлял меня, Господи, Боже истины.

На Господа уповаю. *

Буду радоваться и веселиться о милости Твоей.

Яви светлое лицо Твоё рабу Твоему; *

спаси меня милостью Твоею.

Ты укрываешь их под покровом лица Твоего *

от мятежей людских.

 

В то время: народ сказал Иисусу: Какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь? Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: «хлеб с неба дал им есть». Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой даёт вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть Тот, Который сходит с небес и даёт жизнь миру. На это сказали Ему: Господи! подавай нам всегда такой хлеб. Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда. Ин 6, 30-35

 

«Верующий в Меня не будет жаждать никогда»

 

Мы часто видим в евангельских чтениях, как Иисус понимает простые человеческие желания и слабости, в частности, голод и жажду. Вспомним, как Он кормит голодных хлебом и рыбой, когда видит, как ослабели люди, пришедшие Его послушать. В сегодняшнем евангельском чтении Он говорит уже о голоде и жажде высшего свойства, которые только Он может утолить – это духовная жажда, духовный голод. Чтобы утолить эту жажду и этот голод Он сам становится пищей. Понять это настолько непросто, что вся наша жизнь может быть поиском ответа: что значат для каждого из нас слова, «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда».

У нас есть слабости и грехи, мы испытываем желания и терзания плоти, как любое земное существо. Но, при этом, человек устремлен к небу, он стремится постичь Бога и войти в общение с Ним. Именно это и предлагает нам Иисус – путь к небу и к Богу, который мы можем пройти, приняв Его в виде хлеба – то есть, причастившись, став христианином. Но само по себе участие в таинстве причастия – одна сторона миссии христианина на земле. Он не только сам видит Бога и небо, но и стремится показать его другим. А люди далеко не всегда охотно отвлекаются от своих повседневных дел, чтобы устремиться к вершинам духа. В первом чтении мы видим, как погиб Стефан – мученик за Христа. Как странно, что люди, окружающие его, не видят и не хотят видеть той радости, того счастья, которое несет им проповедь Стефана. Вместо этого, они побивают его камнями. Но сама смерть его становится не только путем к святости для него самого, но и импульсом для многих других. Человеку свойственно заблуждаться, но и меняться, искать и находить подлинный путь к Богу. Юноша Савл, который в момент убийства Стефана косвенно участвует в злодеянии, в будущем прозреет и станет апостолом Павлом. И кто знает, какую роль в его обращении сыграла увиденная некогда смерть и проповедь первомученика.

Попросим Господа, чтобы Он дал нам понимание того, в чем мы нуждаемся по-настоящему, и насытил нашу духовную жажду.

 

 

Russian