Прощание с отцом: о. Даниеле Солаццо завершил свое служение в России.

Интервью о. Даниеле Солаццо для сайта :рускатолик.рф

http://xn--80aqecdrlilg.xn--p1ai/daniele-solatstso/

Отправляясь в гости к отцу Даниеле накануне его отлёта в Австралию, я ожидала застать его «на чемоданах», а застала — в радостной компании друзей, как и вчера, когда мы буквально всей московской общиной верных благодарили его за 16 лет служения в России.

В воскресенье, 26 августа, отец Даниеле Солаццо отслужил прощальную Святую Мессу в Кафедральном соборе Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии. Он не первый и не последний священник, который покидает Москву ради новой миссии, но я никогда не видела, чтобы кого-то провожали подобным образом. На испанской Мессе, а затем — на празднике в курии, собрались десятки людей из разных общин и приходов, объединенные дружбой с отцом Даниеле. Все вместе они подготовили для него праздник, наполненный не только песнями, подарками и угощениями, но и свидетельствами о том, какое место занял этот скромный итальянский священник в наших сердцах и в жизни поместной Церкви.

Эта дата совпала с 25-летием его вечных монашеских обетов в Миссионерском братстве Verbum Dei (FMVD). Большую часть этих лет он провёл в России, куда впервые приехал в 1993 году, чтобы закончить свой диплом по русской филологии и практиковаться в русском языке. Тогда он уже познакомился с общиной и размышлял о том, чтобы войти в неё. Окончательно отец Даниеле был направлен сюда с миссией в 2002 году. Здесь же он был рукоположен в диаконы год спустя (а в пресвитеры — в 2004 году, в Риме). 

Из России, спустя столько лет, отец Даниеле уезжает с двумя небольшими чемоданами.

— Я оставил все зимние вещи, вещи, которыми не пользуюсь. Книги тоже взял только самые необходимые, — говорит он.

Друзья шутят, что в Австралии ему понадобятся только доска для сёрфинга и полотенце.

Отец в ответ рассказывает то, что слышал от знакомой монахини, служившей в Австралии:

— Она говорит, что школьники берут с собой на занятия полотенца, потому что после уроков всегда идут на пляж.

— Надеюсь, и вы после Мессы сможете отправиться на пляж, — от всей души желаю я.

За столом в квартире общины собрались друзья, каждого приходящего угощают чаем с тортом. Печаль расставания смешивается с благодарностью за проведенные вместе годы. Я сама познакомилась с отцом Даниеле 10 лет назад в этой квартире, куда на заре своего воцерковления приходила на Школу Библии. Помочь людям узнать Христа через Слово Божие — важнейшая часть харизмы Verbum Dei.

— А вы помните, как переезжали в Россию? Вот такой же вечер накануне отлёта… Что вы тогда чувствовали?

— Тогда было немного по-другому, потому что я ещё не был священником. Я только закончил обучение богословию, и это была фактически моя первая миссия за границей. До этого я работал в родной Италии и учился в Испании. Так что Россия — это моя первая миссия. И я был очень заинтересован, потому что изучал русскую филологию и меня привлекала эта культура. Я боялся только холода, но потом увидел, какое хорошее тут отопление.

Мы оба смеемся. Действительно, в Италии экономят на отоплении, и зимой у вас больше шансов простыть у себя дома, чем на улице.

— Единственное, что мне было трудно принять — это нехватка солнца, — добавляет отец Даниеле. — По сравнению с Италией, тут его действительно не хватает.

После замечания про русскую филологию не могу не поинтересоваться, какой у него любимый русский писатель.

— Толстой, — сразу отвечает отец. — Ещё в школе на лето нам задали «Войну и мир». Меня очень поразил и стиль, и глубина этого произведения.

Соприкоснувшись с российскими реалиями спустя 100 лет после смерти Толстого, отец Даниеле признаёт, что годы служения в России сильно на него повлияли. Прежде чем выбор его настоятелей пал на Россию, они рассматривали возможность отправить его в миссию в США.

— Я был готов к послушанию, но сказал, что больше хотел бы отправиться в Россию, потому что меня привлекала эта инаковость: другая культура, другой менталитет, другие люди, много проблем и страдания. Но если преодолеваешь эти трудности, ты взрослеешь. В этих непривычных условиях я замечаю, что очень повзрослел.

С другой стороны, отец Даниеле говорит и о тех вещах, которые его положительно поразили в России:

— Я замечаю, что здесь люди очень тянутся к Богу и к Церкви — намного больше, чем в Западном мире сегодня. Меня всегда удивляла набожность и католиков, и православных в России.

Одной из сторон миссии Verbum Dei в Москве является окормление испано- и португалоговорящих католиков, но накануне, на прощальном празднике в курии, я увидела людей из разных общин, разных национальностей, да и русских членов и друзей Verbum Dei в Москве довольно много. Не могу не спросить, как это получилось.

— Когда мы приехали сюда, с самого начала нам поручили испано-португальский приход, потому что у него не было капеллана, — говорит отец Даниеле. — Но мы всегда хотели предложить нашу духовность всему русскому обществу. Нашей целью не было обратить в католичество кого бы то ни было. Мы лишь хотели, чтобы люди узнали Слово Божие. И предлагали (и предлагаем до сих пор) духовные упражнения в молчании и молитве, чтобы люди могли установить личные отношения с Богом.

Глядя на проводы отца Даниеле в воскресенье, я могла признать только одно: все эти люди были там, потому что встретили его, встретили человека, который своей жизнью отсылает их к чему-то более великому.

Одна подруга, которая также много лет знает отца Даниеле, на празднике сказала мне: «Думаю, мы все здесь, потому что отец Даниеле, входя в отношения с людьми, исходит в первую очередь из своего человеческого опыта, а не из позиции пастыря, который должен чему-то научить».

— Это так? — спрашиваю я его.

Отец Даниеле отвечает очень просто:

— Меня так воспитали в общине, что священник — это не какой-то Супермен, он не главный. Наша община состоит также из сестёр, из миссионерских пар, как из людей посвященной жизни, так и из мирян. Наш основатель всегда учил нас, что мы все равны. У каждого есть своя миссия. Миссия священника отличается от миссии мирянина. Но в Крещении мы все равны. Поэтому я не думаю, что священник должен чему-то учить. Я стараюсь делиться своим опытом веры. И я должен воспитывать свою веру, иначе мне будет нечем делиться. Любой христианин призван делиться своим опытом веры.

Другой аспект служения лично отца Даниеле — это работа с молодёжью. Долгие годы он был ответственным за пастырство молодёжи в Архиепархии Божией Матери в Москве. Это служение стало сюрпризом для отца Даниеле, который никогда не считал себя аниматором, способным развлекать молодёжь:

— Есть священники, способные это делать, а я более спокойный по характеру, — говорит он. — Но епископ поручил мне эту работу. Я её не искал. Так получилось. И в испано-португальской общине тоже есть много молодёжи, студентов. Я чувствую себя хорошо среди молодёжи, хоть я уже и не совсем молодой. Этот опыт позволил мне познакомиться с разными общинами и подружиться со всеми, ничего не навязывая, а просто координируя.

Напоследок прошу отца Даниеле вспомнить моменты в течение этих лет в России, за которые он особенно благодарен Христу. Не медля ни секунды, он отвечает:

— За вчерашний день! Вчерашний день был самым счастливым в моей жизни. Да, грустно оставлять друзей, грустно завершать целый этап своей жизни, но сейчас я не хочу думать об этом. Вчера я испытал очень много любви. Я ничего не организовывал, я не ожидал такого. Я даже хотел бы уехать «по-английски», но понял, что это будет несправедливо. 16 лет — это не два дня. Сейчас я уеду далеко, и кто знает, когда вернусь? Поэтому было бы несправедливо уехать «по-английски». Я вчера очень нервничал перед началом всего. Я не люблю прощаться. Но это стало моментом большой благодарности. И также это совпало с годовщиной моих вечных обетов, и вчера я видел чудесные плоды, которые даёт Господь через это посвящение. Я очень благодарен Богу и всем этим людям.

Отец Даниеле говорит и говорит, вспоминая всё больше моментов:

— Конечно же, день моего рукоположения в диаконы. Столько встреч и паломничеств! Всемирные дни молодёжи в разных странах. И паломничества по России, которые стали для меня настоящим открытием.

Каждое лето миссионеры Verbum Dei принимают участие в духовных упражнениях длиною в месяц. В этом году отец Даниеле был вынужден завершить их раньше, потому что его уже ждут в Австралии. Он улетает, не прощаясь с собратьями, несущими служение в России — они ещё не вернулись с духовных упражнений. В ответ на вопрос, когда они теперь увидятся, отец Даниеле говорит, что не знает:

— Я буду служить с новом регионе. У меня будут другие братья. Я начинаю всё заново, как 16 лет назад, когда я оставил всё и поехал в другую страну.

Меня поражает глубокое смирение, с которым он говорит это. «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Умом трудно понять значение этих слов Христа, но когда видишь их воплощение, этого ни с чем не спутать.

Мы говорим ещё немного о монашеском послушании как инструменте воспитания смирения и, в конце концов, как о форме отношений со Христом.

— Когда я послушен настоятелям, — конечно, в этом всегда есть место диалогу — я понимаю, что это то, к чему призывает меня Господь. Я доверяюсь Ему и понимаю, что я в добрых руках. Это даёт мир в сердце.

С миром в сердце отец Даниеле покидает Россию. С миром в сердце и в компании друзей, которые поедут провожать его в аэропорт. С двумя небольшими чемоданами. Без зимней одежды. Я надеюсь, что мы с ним ещё увидимся, и, как бы то ни было, я знаю, что мы никогда не потеряем нашу дружбу. Потому что нельзя потерять то, что само тебя нашло.

Анастасия Орлова

Фото: Ольга Хруль

Undefined