16 февраля, в рамках цикла, посвященного святости, прошла очередная встреча на тему: Святость как сопричастность. Опыт новомучеников ХХ в.

Светлана Панич, переводчик, преподаватель ББИ им. Св. Андрея, исследователь культуры русского зарубежья, рассказала нам об особом образе святости, проявившем себя на стыке эпох, на примере матери Марии Скобцовой, священника Дмитрия Клепинина, и других их сподвижников которые бежали от большевистского режима, как и многие наши соотечественники. Эти люди  провели огромную пастырскую работу  среди французских эмигрантов первой половины XX  века,  в том числе, в период  фашистской оккупации.

Мать Мария организовала помощь голодным, нищим, страждущим духовно и физически, а в итоге  отдала свою жизнь в газовой камере вместо другой женщины за 4 дня до того, как лагерь был освобожден. Она всегда была в гуще жизни, в ее эпицентре,  монашеское  призвание соединилось в ней с живой и деятельной натурой… До своего призвания Мария Скобцова ( в миру – Елизавета) была дважды замужем, она была хорошей поэтессой, в молодости дружила с Александром Блоком, была коротко знакома с Николаем Бердяевым, а одно время сблизилась с партией эсеров.  Но при всем своем внутреннем богатстве и огромной энергии, смысл своей жизни она обнаружила в нескольких  словах из Евангелия от Иоанна : «да любите друг друга» ( Ин 13, 34).

Вот, что пишет сама Мария Скобцова о внутреннем перевороте, произошедшем в ней после смерти дочери, поразившей ее на всю жизнь:
«Сколько лет, — всегда, я не знала, что такое раскаянье, а сейчас ужасаюсь ничтожеству своему. Ещё вчера говорила о покорности, всё считала властной обнять и покрыть собой, а сейчас знаю, что просто молиться-умолять я не смею, потому что ничтожна… Рядом с Настей я чувствую, как всю жизнь душа по переулочкам бродила, и сейчас хочу настоящего и очищенного пути не во имя веры в жизнь, а чтобы оправдать, понять и принять смерть …» Вся жизнь матери Марии стала живым ответом на эту тайну, мостом через  бездну страдания и смерти.

Вместе с другими парижскими новомучениками, канонизированными Константинопольским Патриархатом, мать Мария явила миру святость как сопричастность, как деятельную любовь, не знающую границ. Жизни парижских новомучеников стали иконой такой любви, вся суть которой - не отделенность от мира, а вхождение в его боль.

Спасибо Светлане Панич за замечательную лекцию, сопровожденную слайдами, которая по-новому раскрыла нам образы этих святых.

М. Рябикова

Undefined